21:48 

Ящик Пандоры

lisichkalera
Империусом тебя через Круциатус заавадить...
Ящик Пандоры
Автор: Lisichkalera (Lonely)
Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой
Рейтинг: General
Жанр: Pre-Slash
Размер: Миди
Статус: Закончен
Саммари: работа написана на фикатон ПФ по заявке:
Шестой курс. Драко в Выручай-Комнате случайно находит красивую шкатулку и из любопытства открывает. В Хогвартсе поселяется ужас. Дамблдор (во время обеда в Большом Зале) просит учеников признаться, не нашел ли кто из них древний артефакт, который был прозван "ящиком Пандоры". Гарри замечает странное поведение Драко. Джен или слэш, ужасы с хорошим рейтингом.
Предупреждение: рейтинга там не много.
Посвящение: Спасибо за интересную заявку madness, было интересно над ней работать.


День близился к концу. Гарри Поттер, подавленный и злой, плелся в гриффиндорскую башню после очередного урока окклюменции у профессора Снейпа и не особо смотрел по сторонам. А надо бы. Если ты герой и гриффиндорец в придачу, то ожидать приключений можно круглосуточно, и не факт, что они будут приятными.

В общем, Гарри Поттер по сторонам не смотрел и свою извечную занозу не заметил. Заноза гордо звалась Малфоем и доставляла Поттеру немало неудобств.

Малфой при виде Гарри не ухмыльнулся, не сказал ничего язвительного в своей привычной манере. Лишь испуганно вжался в стену, словно стараясь слиться с камнем. Не помогло: черная мантия с зелеными отворотами четко выделялась на светло-сером фоне стены.

Гарри практически подавился заранее заготовленным «Отвали, Малфой», и просто уставился на Драко, на секунду даже забыв, куда направлялся.

Они молча сверлили друг друга взглядами, никто не решался открыть рот. Сделать вид, что не заметил его — поздно, сказать: «Добрый вечер!» — глупо. Это Малфою-то «Добрый»? Гарри лучше добровольно согласится на еще один вечер в компании Снейпа.

— Что ты здесь делаешь? — это была самая умная мысль в голове Поттера на тот момент.

— Стою, — ответил Драко и переступил с ноги на ногу, словно ему не терпелось сорваться с места.

— Вижу, — в тон ему ответил Поттер. Снова неловкая пауза, — ну… я это... пойду? — Гарри устало потер лоб и почти отвернулся, чтобы уйти по направлению к башне.

— Стой, Поттер… — каким-то дребезжащим голосом произнес Малфой.

— Ну? — Гарри обернулся, ситуация уже начинала раздражать, хоть и несколько забавляла. Они с Малфоем не могут даже просто молча пройти мимо друг друга. А если все-таки почти прошли, то ситуация уже кажется из рук вон странной.

— А… — Малфой нервно сглотнул, — а если бы я… ну… скажем, попросил помочь, ты бы помог?

— Проси, — ответил Гарри, и в его взгляде было все больше интереса. Ситуация перестала быть странной. Она стала невозможной. И потому ответ на этот вопрос был столь же невозможен.

— Я? Просить?.. — было видно, что Малфой сильно растерялся.

— Ты же сам сказал «если я попрошу», ну так проси, — терпеливо пояснил Поттер.

— Я не собирался ни о чем тебя просить, Поттер! — визгливо выкрикнул Драко, — я просто хотел узнать степень твоей дурости, — он передернул плечами и уставился на Поттера чуть ли не в ярости.

Это было знакомо. Это было нормально и правильно. Ярость разлилась по всему телу: еще немного — и выплеснется наружу.

— Узнал? — нарочито ровно спросил Гарри, машинально доставая палочку.

— Узнал, — согласился Малфой и ухмыльнулся, но глаза оставались серьезными. Гарри мог руку дать на отсечение, что Малфой был сильно напуган. Отсюда и эта неуместная бравада.

— Тогда я пойду, — Гарри перекинул палочки из одной руки в другую и обратно, с мстительным удовольствием наблюдая, как взгляд Малфоя затравленно мечется, следя за движениями его рук.

Малфой промолчал и демонстративно скрестил руки на груди.


* * *

В гриффиндорской гостиной было тихо. Лишь слегка потрескивал камин, и Рон с Гермионой вполголоса снова о чем-то спорили, как всегда, не ложась спать, дожидаясь Гарри.

Гарри улыбнулся своим друзьям и почувствовал, что очень любит обоих, ведь кто будет его вот так вот ждать, кроме них?..

— Ты сегодня долго, — ворчливо заметил Рон и зевнул во весь рот, даже не прикрыв его рукой, чем вызвал неодобрительный взгляд Гермионы. Впрочем, вслух она говорить ничего не стала, переключившись на Гарри:

— Да и правда… Долго. Что-то случилось?

— Нет, — покачал Гарри головой, — просто задержался. Снейп был сегодня особенно въедлив.

— Он всегда особенно въедлив, — ворчливо заметил Рон и встал, — кто как, а я спать пойду.

— Я тоже уже иду, — откликнулся Гарри, — спокойной ночи, Гермиона, — он кивнул подруге и собрался уже подняться в спальню следом за Роном, как Гермиона его остановила, схватив за локоть.

— Не пытайся меня обмануть, Гарри! — возмущенно сказала она, — я прекрасно вижу, что помимо Снейпа, сегодня случилось что-то еще.

— Ну да, — Гарри попытался улыбнуться через силу. Назойливость Гермионы раздражала, но она — его друг, она не виновата в том, что события этого дня сложились столь неудачно. — С Малфоем почти подрался.

— Но ведь не подрался, нет? — голос Гермионы сразу же стал обеспокоенным, и Гарри тут же почувствовал стыд за свое раздражения. Она всего лишь заботиться о нем.

— Нет. Мы просто разошлись. Но… он был странный, Гермиона. Очень странный.

— Он даже не съязвил на твой счет? — Гермиона, как всегда, очень быстро уловила самую суть.

— Нет, — покачал Гарри головой, — он был чем-то напуган очень сильно.

— Напуган?.. А что он делал так поздно в коридоре? — спросила Гермиона, быстрым жестом заправляя за ухо прядь пушистых волос.

— Я не знаю. Но он был напуган, — снова повторил Гарри задумчиво, прокручивая в голове недавний эпизод с Малфоем.

Гермиона так же задумчиво кивнула, и Гарри ушел наверх, решив просто забыть про Малфоя, про этот разговор.

Наутро оказалось, что они с Роном самым бессовестным образом проспали. Пришлось быстро собираться и бежать в Большой Зал, где их уже ждала очень рассерженная Гермиона.

— Извини, — брякнул Рон, усаживаясь за стол и посматривая в сторону директора, который произносил какую-то длинную и наверняка жутко занудную речь.

— Не извиню, — прошипела Гермиона, отворачиваясь. Гарри подмигнул Рону и уселся с другой стороны. Гермиона демонстративно уставилась перед собой.

— Да ладно тебе, — шепнул Гарри, — прекрати.

— Еще раз опоздаете, я…

— Обязательно, — добавил Рон, запихивая в рот блинчик с вареньем. Гермиона покачала головой и повернулась в сторону учительского стола, выражая готовность и внимание слушать Дамблдора.

— … и это может быть очень опасно. Вы обязаны сразу сообщить мне или любому другому преподавателю, если обнаружите Ящик Пандоры, — директор умолк и обвел зал внимательным взглядом, словно пытаясь заглянуть в глаза тому, кто эту самую шкатулку уже нашел.

— Что за Ящик Пандоры? — спросил Гарри у Гермионы.

— Опаздывать не надо было, — ответила она и вздохнула, — это древний артефакт. Его привез Дамблдор откуда-то. Он должен был активироваться на Самайн, но пропал. Теперь директор просит вернуть древнюю вещь и говорит, что она опасна.

— Опасна чем? — спросил Рон.

— Он не сказал, — Гермиона решительно поднялась на ноги, — пойдемте, что ли? Трансфигурация. Лучше не опаздывать.

Гарри торопливо огляделся по сторонам.

В какой-то момент его взгляд пересекся со взглядом Драко. Тот замер, зрачки внезапно стали большими, почти полностью скрыв светлую радужку. «…попрошу помочь мне?» — вспомнил Гарри. Неужели с Малфоем и правда произошло что-то? Неужели дела настолько плохи, что он решился попросить его, Гарри Поттера, помощи? Невероятно. Хотя помощи Малфой пока не просил, да и весь его внешний вид может значит, что угодно. Плохой сон, к примеру. «Или он нашел Ящик Пандоры» — услужливо подсказал внутренний голос. Ага, а теперь мается муками совести, как же…

— Малфой, — Гарри остановил Драко, решив расспросить поподробнее, когда тот собирался выйти из Большого Зала. Тогда это казалось хорошей идеей.

— Поттер, — серые глаза сощурены, где-то в их глубине плещется страх.

— Ты не хочешь со мной поговорить? — с нажимом проговорил Гарри, косясь на застывших за спиной Малфоя Гойла и Крэбба. Малфой стремительно побледнел, но тут же собрался и нашелся с ответом:

— С чего ты взял, Поттер? — в своей привычной манере протянул он.

— Показалось, — буркнул Гарри, пропуская Малфоя, ругая себя за поспешность. Если бы он не подошел сейчас, может, Малфой и рассказал бы что-то важное.

— Очки протри, — процедил Малфой и, вздернув острый подбородок, прошествовал мимо. Поттер задумчиво смотрел ему вслед, когда его ладони коснулось что-то холодное. Рука. У Малфоя оказывается ледяные руки.

— Посторонись, идиот, — усмехнулся он, протискиваясь мимо Гарри, в руке у которого осталась записка.

Гарри ошарашенно смотрел Драко вслед, пытаясь понять, что происходит. Малфой только что передал ему записку. Тайно. И это было уже не просто странным, а абсолютно непостижимым.

Гарри усмехнулся и направился на зелья. Разворачивать обрывок пергамента он не спешил. В конце концов, там могла запросто оказаться какая-нибудь гадость. На четвертом курсе Малфой уже присылал Гарри записку сомнительного содержания. И теперь могло произойти то же самое.

На зельях профессор Слагхорн, как всегда, обрадовался появлению Поттера и теперь взирал на него, как на вновь обретенную драгоценность, фальшиво улыбаясь. Гарри поежился, но, помня о задании Дамблдора присмотреться к новому профессору, покорно прошел к своему столу.

— Разбейтесь на пары, — бодро проговорил Слагхорн и хлопнул в ладоши, призывая класс к тишине. Рон быстро пристроился к Гермионе, бросая на Гарри победные взгляды. Гарри же, подняв голову, понял, что в качестве партнера у него остался только Малфой. Тот стоял, скрестив руки на груди, в точности как накануне вечером, и по его непроницаемому лицу было ничего не понять.

— Подвинься, — пробормотал Гарри, вставая рядом, стараясь не смотреть на белесые ресницы и круги под глазами Малфоя.

Вопреки ожиданиям, Малфой ничего не сказал, а молча подвинулся. В таком же молчании они принялись нарезать ингредиенты для зелья. Корень солодки резался плохо, почему-то у Гарри на разделочной доске оставались длинные волокна, которые приходилось буквально перерубать ножом. У Малфоя же резать получалось быстро и ловко, и он ожидаемо справился быстрее. Драко наклонился вроде бы помочь, потому что зелье надо было приготовить на скорость, но помогать не спешил.

— Ты прочитал? — спросил он еле слышно, одними губами, но Гарри услышал.

— Нет, — ответил он так же тихо.

— Прочти, — ответил Малфой и резко отстранился, грубо вырывая из-под рук Гарри доску, зашвыривая нашинкованные корни в бурлящий котел.

— Я еще не все нарезал! — возмутился Гарри, думая, что теперь нормального зелья не выйдет, а Слагхорн с радостью оставит его на отработку.

— Нельзя быть настолько неуклюжим, Поттер, — усмехнулся Малфой и отвернулся, чтобы заняться другими компонентами зелья.

Как и предполагал Гарри, неаккуратно нашинкованный корень солодки дал очень нехороший эффект. Зелье они сварили хуже всех в классе.

— Сочувствую, Драко, с таким-то партнером, — покачала головой Панси Паркинсон и громко вздохнула.

Рон виновато передернул плечами: у них с Гермионой все получились, но их стол был слишком далеко, чтобы помочь.

Слагхорн выдержал трагичную паузу и объявил Поттеру и Малфою отработку.

Гарри показалось, что в глазах Малфоя мелькнуло торжество.


* * *

«Мне надо с тобой поговорить. Сегодня».

Гарри еще раз изучил записку Малфоя вдоль и поперек, даже принюхался, подозревая ни в чем не повинный пергамент в какой-нибудь пакости, но ничего не обнаружил. Пергамент пах пергаментом и еще чуть уловимо незнакомым парфюмом, строчка была ровной, почерк — предельно аккуратным. Не то, что у Гарри. Его буквы все время скакали в разные стороны, он так и не научился писать четко и аккуратно. Как Малфой.

Что ж, теперь понятно, что творил Малфой на зельях. Делал так, чтобы Гарри не мог отказать ему во встрече.

На отработку Малфой пришел с опозданием и, торопливо озираясь, зашел в лабораторию, пройдя к колбам на подставке, которые следовало перемыть нерадивым студентам.

Гарри уже стал веселить такой загадочный и явно выбитый из колеи Малфой. Он его больше не пугал умением плеваться ехидными фразами, как раньше. И такому Малфою не хотелось дать в нос или приложить Ступефаем.

— Ну? — весело спросил Гарри.

— Что «ну»? — передразнил его Малфой.

— О чем ты хотел поговорить? — спросил Гарри, подходя ближе. Малфой отступил назад и уперся спиной в стенной шкаф с разнообразными фиалами приготовленных зелий. Шкаф обиженно звякнул.

— Я… — Драко, видимо, полностью загнанный в угол, наконец, решился, — я хочу, чтобы ты мне помог! — выпалил он на одном дыхании, почему-то зажмурившись.

Гарри стало смешно. Вся неприязнь к Малфою в момент улетучилась. Она, конечно, еще вернется, но сейчас Гарри видел перед собой не школьного врага, от кого каждую секунду ждал пакостей, а просто человека, который к тому же решил доверить ему свою тайну.

— Тебе смешно! — с горечью сказал Малфой, — я доверяю тебе ужас, который сковал меня, который не позволяет мне жить, а…

Гарри не выдержал и расхохотался в голос.

-Ужас?.. Который чего?.. Прости, Малфой, просто у тебя такое выражение лица…

— Заткнись, Поттер, — угрюмо проговорил Малфой и поджал тонкие губы.

— Ну, выкладывай, — миролюбиво улыбнувшись, предложил Гарри и уселся рядом с Малфоем прямо на огромный перевернутый котел, блестевший начищенным боком и днищем.

— Ящик Пандоры, — Малфой перешел на трагичный шепот. Гарри снова фыркнул. Манера Малфоя драматизировать и играть на публику, даже когда зритель всего лишь один, веселила неимоверно. Но Гарри быстро взял себя в руки и поклялся себе, что не будет обращать на это внимания: Малфой и правда собирался сказать что-то важное.

— Он… — Драко судорожно сглотнул и выдержал намеренную паузу, — он существует.

— Я знаю, — согласился Гарри, — и что? Ты его видел? — похоже, Малфоя и правда приложило чем-то из этого ящика, будь он неладен! Уж очень странно вел себя слизеринец.

— Видел, — сдавленно прошептал Малфой и втянул голову в плечи. — Видел, — повторил он и посмотрел на Гарри чуть ли не с вызовом.

— Что ты хочешь от меня? — Гарри поправил очки, съехавшие на кончик носа, мимоходом отмечая, что эта привычка уже забылась, но возвращалась к нему, когда он сильно нервничал.

— Ты же герой, — ворчливо отозвался Малфой, — вот и спасай меня. Я в опасности.

Гарри только фыркнул в ладонь.

— С чего ты решил, что я буду тебя спасать?

— Ты всех спасаешь, — пожал плечами Малфой, — вот и помоги мне.

— Хорошо. Ну, видел ты этот… ящик. И что? Что он тебе сделал? Укусил за одно место?

— Очень остроумно, Поттер, — ответ у Малфоя получился едким, как кислота, которой Слагхорн разбавлял некоторые ингредиенты для зелий. И Гарри моментально притих. И успел даже устыдиться собственной черствости — настолько обиженным и уверенным в своей обиде выглядел Малфой.

— Мне кошмары снятся, — буркнул он. — Мне очень часто снятся кошмары, у меня ощущение, что кто-то за мной следит… — последние слова Малфой проговорил шепотом, опустив голову, и Гарри невольно вздрогнул, потому что отчаянье, сквозившие в голосе Драко, было ему очень знакомо. Знакомо до дрожи, до противных мурашек по позвонку. Ему тоже снились кошмары, и Гарри даже испытал некоторое участие к Малфою. Участие к тому, кого считал врагом, несколько озадачило и выбило из колеи.

— Расскажи, — просто попросил Гарри и подпер голову руками, приготовившись слушать.

— Это началось не так давно. Недели две назад. Мне приснился кошмар. Во сне я был уверен, что родители убиты, менор сожжен, а в Хогвартсе воцарилась тьма. А проснувшись, я почувствовал сильное желание выйти из подземелий.

— Проветриться? — фыркнул Гарри. — Воздух затхлый?

— Да заткнись ты уже! — Малфой обиженно махнул рукой и продолжил, — В общем, это не я хотел выйти, это Ящик хотел… короче, я знал, что это не я…

— Я понял. Ты знал, что это не ты, но все равно вышел, потому что Ящик Пандоры, это только по твоим предположениям, тебя позвал… или что он там сделал…

— Вот именно, Поттер! — Малфой щелкнул пальцами и криво улыбнулся. — Я вышел и попал в Выручай-комнату. Там я и увидел его.

— Почему не пошел к Дамблдору? — быстро спросил Гарри уже без тени насмешки. Он понял, что верит Малфою.

— Я… — Малфой замялся. — Есть причина, — сказал он тихо, — хочешь, покажу тебе Ящик?

— Зачем? — не понял Гарри, — и от чего тебя спасать? И почему ты уверен, что я не пойду к Дамблдору?

— Ты должен увидеть… — прошептал Малфой. — Я объясню.

— Хорошо, — пожал плечами Гарри, — пойдем.

В тот момент он и сам не понял, почему решил пойти за Малфоем. Ведь это запросто могла быть ловушка. Но Гарри поверил Малфою, он чувствовал, что тот не врет. И к тому же его снедало любопытство. Что это за артефакт такой, который ищет Дамблдор, который должен активироваться именно на Самайн. И почему, в конце концов, сам Дамблдор не сказал об этом Гарри, не рассказал подробней, не попросил помочь найти… Да и Самайн уже очень и очень близко…

— Вот видишь… — проговорил Малфой чуть ли не с гордостью, указывая на маленькую коробочку в самом углу захламленной Выручай-комнаты, — я не соврал.

— Вижу, — ответил Гарри, — но раньше тебя не волновало, врешь ты или нет. И уж тем более тебе плевать, что я о тебе подумаю.

— Не плевать, — быстро сказал Малфой и стремительно покраснел.

— Ладно. Пусть ты не мог сказать Дамблдору по каким-то причинам. Но что ты хочешь от меня?

— Я боюсь, — просто сказал Малфой.

— Ты всего боишься. И я вообще не понимаю, что я тут делаю.

— Спасаешь меня, по-видимому, — Малфой пожал плечами и уже открыл рот, чтобы выдать очередную пафосную тираду, как их обоих отвлек тихий звук. Шкатулка пела. Мягко и очень тихо, она словно нашептывала приятный тягучий мотив, словно звала, просила подойти.

Малфой завороженно сделал шаг вперед, его взгляд был прикован к Ящику, он подходил все ближе.

Гарри не был уверен, но ему казалось, что шкатулка гипнотизирует Малфоя, заставляет двигаться к ней.

— Малфой… — неуверенно позвал Гарри, буравя напряженно сведенную спину в черной мантии пристальным взглядом.

Малфой никак не отреагировал, он продолжал двигаться к Ящику Пандору, а музыка становилась все громче. Она была очень странной. Не веселой и не грустной. Очень… призывной. Она звала, и Гарри почувствовал почти непреодолимое желание быть ближе. Это покой и уют, надежда и счастье. Хотелось подойти, взять ее в руки, а после спрятать. Как самую важную, самую прекрасную ценность этого мира.

Гарри споткнулся о старый деревянный стул, от которого осталась только ножка и сиденье, и с грохотом упал на пол. Наваждение тут же исчезло, сменившись сильной тревогой и страхом, граничащим с настоящим ужасом.

Гарри увидел, что Малфой подошел почти вплотную к Ящику, который светится неярким голубоватым светом, и лицо Малфоя в этом свете казалось неестественно бледным, почти прозрачным.

— Малфой! — крикнул Гарри, бросаясь к Ящику, хватая придурка за плечо. Тот посмотрел на Гарри отрешенным, полубезумным взглядом и вдруг улыбнулся.

— Она прекрасна, правда?.. — нараспев проговорил он.

— Идиот! — крикнул Поттер, оттаскивая его подальше от странного предмета.

Шкатулка издала последний, визгливо-диссонансный звук и утихла. Гарри с опаской посмотрел на нее и несильно ударил Малфоя по лицу.

— Поттер, придурок, больно же! — почти обиженно сказал Драко, потирая в миг покрасневшую щеку.

— Зато теперь ты соображаешь… — пробормотал Гарри.

— А ты и не начинал этого делать, — фыркнул Драко и стал брезгливо отряхивать свою мантии от пыли Выручай-комнаты.

— Что это было? — спросил Гарри.

— Забудь, — ответил Малфой, скривившись.

Гарри внезапно разозлился. Это было слишком. Привести его сюда, показать странную шкатулку, а потом заявить, что обо всем, включая эту странную просьбу Малфоя о помощи, надо забыть.

Он схватил Малфоя за ворот мантии и со всей силы припечатал к стене, прошипев ему в лицо:

— Что это было, Малфой?

— Ящик Пандоры, — прохрипел тот, — это... легенда… сказка… она связана с Тем-Кого-Нельзя-Называть.

— Каким образом? — спросил Гарри, отпуская Малфоя и равнодушно наблюдая, как тот картинно отплевывается, схватившись за «поврежденное» горло.

— Так я тебе и сказал, — прохрипел он и вдруг надсадно рассмеялся, запрокинув голову. Гарри вздрогнул, смотря на него и твердо решил отправиться к Дамблдору сразу же, как вытащит Малфоя из Выручай-комнаты. Малфой же уходить никуда не собирался, и Гарри пришлось вытаскивать его оттуда чуть ли не силой. Драко то ли смеялся, то ли плакал — Гарри так и не понял. А еще он царапался и что-то выкрикивал.

Дамблдора на месте не оказалось, и пришлось отвести странно реагирующего на окружающий мир Малфоя к Снейпу.

Снейп долго и пристально смотрел на обоих, прежде чем пустил за порог.

— Он видел Ящик Пандоры, — проговорил Гарри, пытаясь отдышаться. Тащить упирающегося Малфоя было не просто, и ему казалось, что он выполнил несколько отработок подряд.

— Насколько близко? — деловито спросил Снейп, отливая какое-то зелье из пузырька противно-серого цвета.

Гарри уже даже не удивился. Это же Снейп. А Снейп всегда в курсе всего происходящего.

— Достаточно близко, сэр, — ответил Гарри, сгружая внезапно ослабевшего Малфоя в кресло.

— Плохо, — констатировал Снейп и, даже не повернувшись к Гарри, процедил: — Выйдите вон, Поттер.

— С чего это вдруг? — взъерепенился Гарри. — Сначала я узнаю, что это за ящик, какое отношение он имеет к Волдеморту и почему Малфой сейчас в таком состоянии.

— Вон, я сказал, — монотонно проговорил Снейп, никак не отреагировав на выпад Гарри.

Гарри почувствовал сильную злость.

— Нет, — ответил он, наблюдая, как Снейп отпаивает Малфоя своим противным зельем.

-Хорошо, Поттер, — Снейп вдруг криво улыбнулся и устало опустился на стул.

— Это Ящик Пандоры, — начал он тихо, внимательно смотря на расслабившегося и вроде бы спящего Малфоя, — очень древний артефакт. В нем заключена сила волшебника, который жил очень давно. Этой легенде много сотен лет. Говорят, что тот маг пытался победить еще самого Салазара и создал величайший артефакт того времени, который был призван забирать силу волшебников, лишать их воли, превращать в сквибов, неспособных на малейшее колдовство. Ящик Пандоры можно назвать ловушкой на магов.

Гарри смотрел на Снейпа с возрастающим интересом:

— И как, — спросил он, — ему удалось? Победить Салазара?

— Нет, конечно, — усмехнулся Снейп, — Салазар убил его до того, как он попытался что-либо сделать. Но артефакт был уже создан и надежно спрятан.

— Дамблдор хочет, чтобы я уничтожил Волдеморта с его помощью?..

— Догадки не ваша сильная сторона, мистер Поттер, — съязвил Снейп, — но вынужден признать, что сейчас вы правы.

— А Малфой?

— Драко? — рассеянно переспросил Снейп. — Да, он попал под влияние артефакта. Но вы его вовремя вытащили. Он, конечно, ослабел, но сквибом не будет.

— Замечательно, — усмехнулся Гарри, — всегда мечтал спасти Малфоя.

— Почему бы и нет? — пожал плечами Снейп. — В конце концов, ваше безрассудство может сыграть с вами и не такую шутку.

— Ладно, — сказал Гарри, — Малфой спасен, все счастливы. Что делать с этим Ящиком? И почему он не подействовал на меня?

— Потому что уже выбрал жертву, — пожал плечами Снейп. — Ящик Пандоры относится к так называемым блуждающим артефактам. У него точного местоположения. Только отслеживая перемещения Драко, которого обязательно снова потянет к Ящику, мы можем выяснить, где он находится. Силу артефакта можно направить. Заклинанием. Правда, его никто не знает, но я думаю, что в ближайшее время мне удастся снова вывести формулу и тогда Ящик станет сильным оружием против Темного Лорда.

— Где Дамблдор? — спросил Гарри, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнотворный страх.

— Отлучился, — спокойно ответил Снейп, — вам придется доверять мне.

Страх поднялся до самого горла и замер там, грозя вырваться наружу самой настоящей истерикой. Гарри глубоко вздохнул и решительно посмотрел на Снейпа. Доверять ему он не хотел. Связываться с непонятным артефактом — тем более. Но если все, что говорил о странной шкатулке Снейп — правда, то уничтожить Волдеморта с ее помощью будет действительно проще.

— Вам придется найти Ящик. Вместе с Драко.

— Э… профессор? — непонимающе уставился Гарри на Снейпа, — я должен найти его с… кем? С Малфоем? Это шутка?

— Не совсем. Ящик проявит себя, а вы просто должны найти его и сохранить до Самайна. Тогда, возможно, у нас появится шанс. Я не могу отлучаться из школы в силу некоторых причин. Поэтому это должны сделать вы. Считайте это просьбой Дамблдора.

— Я вам не верю, — сдавленно проговорил Гарри.

— Не верьте, Поттер, — хмыкнул Снейп, — конечно, не верьте, верьте только себе. А теперь идите. Я уже порядком утомлен вашим обществом.

— Взаимно, профессор, — ответил Гарри и вышел из лаборатории, громко хлопнув дверью напоследок.


* * *

На следующее утро Гарри, злой и раздраженный, уныло ковырялся в тарелке с омлетом, когда Гермиона несильно дернула его за рукав, привлекая внимание.

— Гарри, а Малфой с тебя глаз не сводит.

Гарри поднял голову и посмотрел в сторону слизеринского стола. Малфой и правда пристально смотрел прямо на него. И не усмехался в своей обычной манере. В его глаза был страх.

Чуткая Гермиона мгновенно оценила ситуацию.

— Что Драко от тебя надо, Гарри? — обеспокоенно спросила она.

«Спасти от безумного Ящика, который жаждет выпить из него всю магию, попутно присвоить этот ящик себе и уничтожить Волдеморта. Легко и просто».

— Ничего. Определенно, ничего такого, — пробормотал Гарри, окончательно потеряв интерес к завтраку.

— Гарри, — укоризненно сказала Гермиона.

— Все нормально, правда, — улыбнулся Гарри, стараясь выглядеть как можно естественней. Гермиона вздохнула и переключилась на Рона, который вчера поругался с Симусом и выглядел мрачнее тучи.

На предсказаниях, пока Трелони заунывно вещала о грядущей войне с темными силами, на парту перед носом Гарри шлепнулась записка. Гарри посмотрел по сторонам, но на него никто не смотрел.

«Помоги мне. Я схожу с ума».

Гарри еще раз посмотрел в сторону Малфоя. Драко выглядел жалко. Он изрядно похудел за эту неделю, а синие тени под глазами от недосыпания никак не украшали образ слизеринца.

«Хорошо. Мы должны найти этот Ящик еще раз. Вместе».

В глазах Малфоя мелькнула паника. Он с силой прикусил губу и написал ответ.

«Ты хочешь от меня избавиться столь изощренным способом, Поттер?»

«Нет. Так сказал Снейп. Ты веришь Снейпу?»

«Может быть. Но вряд ли ты веришь Снейпу».

«Мне нужно найти Ящик Пандоры. Без тебя у меня вряд ли получится. А без меня ты не продержишься».

«Это еще почему?»

«Потому что кроме меня тебе никто не согласится помочь. Ящик забирает твою магию. Ты же наверняка это чувствуешь. Хочешь быть сквибом? Пожалуйста».

Почерк следующей записки стал неровным, было видно, что у Малфоя трясутся руки.

«Я согласен. Что нужно делать?»

Гарри скомкал пергамент и, встретившись взглядом с глазами Малфоя, коротко кивнул. Будто скрепляя их странный договор.

После уроков, Гарри оставил Гермиону и мрачного Рона в библиотеке, потихоньку ускользнув от них.

Малфой ждал его в коридоре, прислонившись к стене, с притворным равнодушием наблюдая за студентами, суетливо снующими мимо.

Гарри подошел ближе. Здороваться было как-то неуместно, и он просто коротко кивнул. Малфой серьезно кивнул в ответ и сказал:

— Что теперь?

Действительно — и что теперь? Гарри почувствовал себя очень неловко. Он и не заметил, как стал сочувствовать Драко.

— Ты… его чувствуешь? — неуверенно спросил Гарри.

— Чувствую, — Малфой нервно оглянулся, будто боялся, что за ним кто-то следит.

— Ну... веди тогда, — Гарри чувствовал абсурдность ситуации, но ничего не мог поделать.

— Он уже не здесь, — напряженно проговорил Малфой, — не в Выручай-комнате.

— А где?

— За пределами Хогвартса.

— Вот как? — переспросил Гарри и почувствовал холодок где-то между лопаток. За пределы Хогвартса с Малфоем идти куда-либо было нельзя. С вероятностью на восемьдесят процентов это могла быть ловушка для наивного гриффиндорца, который, как всегда, бросился всех спасать.

— Боишься? — с вызовом спросил Малфой.

Гарри только усмехнулся. Да, боялся. Но выбора нет — Ящик надо искать. А без Малфоя это сделать будет практически невозможно.

— Веди, — коротко бросил он.

На улице было прохладно, и Гарри заметил, что Драко передернул плечами, кутаясь в тонкую шерстяную мантию. Этот жест был каким-то... беззащитным и очень настоящим. Будто с Малфоя сползала змеиная шкура и под ней, оказывается, был человек.

Драко шел в сторону хижины Хагрида. К Запретному лесу.

— Малфой, — резко окликнул его Гарри, — ты куда меня ведешь?

— Не мешай, — мечтательно сказал Драко, — я слушаю…

— Что? — опешил Гарри, — что ты слушаешь?

— Музыку, Поттер, музыку. И она прекрасна.

— Похоже, и правда уже близко, — пробормотал Гарри себе под нос, вспоминая, что именно так себя вел Драко, когда они нашли шкатулку в первый раз.

Внезапно из-за мрачных деревьев проступили неясные тени, которые приобретали все более четкие очертания. Гарри вздрогнул, разглядев маски Пожирателей Смерти.

Они окружили их, и Гарри понял, что теперь ему не сбежать.

— Добрый вечер, мистер Поттер, — нарочито мягким голосом произнес один из Пожирателей голосом Люциуса Малфоя. — Молодец, Драко, — кивнул он сыну. И наступила темнота.


* * *

Пробуждение нельзя было назвать приятным. Гарри чувствовал, как у него раскалывается голова, и ещё — что ему жутко холодно. Когда он открыл глаза, то понял, что помимо холода, тут еще и темно. Глаза постепенно привыкали к темноте, и теперь он видел, что находится за решеткой. Возможно, в подземельях Малфой-менора, — возникла слабая догадка. Он был настолько обессилен, что не мог даже злиться на предателя-Малфоя, который все-таки заманил его в ловушку.

Внезапно Гарри ослепил яркий свет из открытой двери, и он невольно зажмурился. Когда он смог открыть слезящиеся глаза, то увидел Драко, который пристально всматривался в его лицо. Малфой выглядел уверенно и надменно — как всегда. Не следа от той неуверенности и человечности, которые было проявились, когда Гарри соглашался ему помочь.

Гарри хрипло рассмеялся, и Малфой дернулся, как от удара, но не ушел, а продолжал спокойно на него смотреть, изучая.

— Хороший актер, да, Малфой? — Гарри утер выступившие на глазах слезы и усмехнулся.

Драко отвернулся.

— Пойдем, Поттер, — сказал он тихо.

— Ты же предал меня, скотина, — почти ласково сказал Гарри, поднимаясь на ноги.

— Для того чтобы предать, надо сначала быть верным, — отчеканил Малфой, — что-что, а уж верным я тебе никогда не был.

— Это точно, — ответил Гарри, — но я тебе поверил.

— Твои проблемы, Поттер, — холодно ответил Малфой, защелкивая на его запястьях магические наручники, — идем! — повторил он еще раз и грубо толкнул Гарри к выходу.

Наверху, в большом и богато обставленном зале на стуле с высокой спинкой, напоминающий трон, сидел сам Волдеморт.

— Здравствуй, Гарри, — поприветствовал он гостя жутким шипящим голосом. — Я рад, что ты нашел для нас время.

Гарри промолчал.

— Ты хотел найти Ящик Пандоры? — ухмыльнулся Темный Лорд. — Ты хотел забрать мою силу, — его голос, нарочито спокойный, казалось, звенел от ярости. — Через три дня, на Самайн, тебя постигнет участь, которую ты уготовил мне. Я заберу твою силу. Я заключу тебя в Ящик Пандоры, ты станешь бесплотным духом, еще одним из тех несчастных, что заключены в этот артефакт. Мир лишится надежды. Лишится своего героя. А я, наконец, смогу довести начатое до конца. Ты доставил мне много неприятностей, Гарри. Связанных с пророчеством, неуемным любопытством и желанием сунуть нос не в свое дело. Ты доставил мне много неприятностей и заплатишь за это сполна.

Гарри огляделся. И внезапно натолкнулся на знакомый взгляд цепких черных глаз. «Ну конечно!» — мысленно простонал Гарри. Вся эта история с несчастным Малфоем была выдумана, чтобы Волдеморт смог до него добраться. Как можно было поверить Снейпу и Малфою?! Сейчас все произошедшее казалось наваждением, не больше. Малфой стоял поодаль с непроницаемым лицом, без тени эмоций.

— Драко, — ласково сказал Волдеморт, и от этой приторной ласковости Гарри замутило, — ты хорошо справился с заданием. Ты достоин принять метку.

Драко вышел на середину зала и опустился на колени. Гарри почувствовал отвращение к происходящему, но ненавидеть Малфоя уже просто не было сил.

— Церемония состоится завтра вечером, — Волдеморт опустил страшную белую ладонь на голову Малфоя, чуть погладив светлые волосы. Гарри показалось, что его сейчас стошнит. Но ничего, сдержался.

Малфой поднялся на ноги и отошел в сторону, встав между своим отцом и Снейпом, и натянул на голову капюшон на манер всех Пожирателей, присутствующих в зале.

— Покорность творит чудеса, Гарри, — вкрадчиво прошептал Волдеморт, подходя к Гарри вплотную, дотрагиваясь страшным пальцем с удлиненным изогнутым ногтем его щеки. Гарри дернулся и постарался отвернуться.

— Не надо отворачиваться, Гарри… смотри мне в глаза, — потребовал Волдеморт, силой разворачивая его к себе. Гарри хорошо помнил уроки окклюменции у Снейпа, которому вряд ли теперь стоило верить. Но выбора не было, и Гарри попробовал для начала просто препятствовать зрительному контакту.

— Легеллименс… — прошипел Волдеморт, направляя на него палочку.

Барьер, помни про защитный барьер, не дай ему проникнуть в твой разум… Сила, нечеловеческая, подавляющая волю, сминающая защиту, льется через край, комкает его барьер, заставляет открыть мысли чужому разуму. Нет… это мое, никогда, ни за что… нет… Драко у Ящика Пандоры, встревоженная Гермиона, насупленный Рон — все лица плывут перед глазами и кажется, что нет больше собственных мыслей и воспоминаний, есть только этот обволакивающий холод и темнота. Как избавление. Как спасение.

Очнулся Гарри снова в подземельях и первое, что он почувствовал — была жажда. Он не мог и думать о чем-нибудь, кроме воды.

— Пить, — прошептал он в пустоту, не надеясь, что его здесь кто-то услышит.

Однако дверь наверху небольшой лестницы слегка скрипнула, и в проеме показался силуэт. Гарри сразу узнал Малфоя. Тот помедлил секунду и спустился вниз.

— Что тебе нужно? — прохрипел Гарри.

— Мне? Ничего, — Малфой присел на корточки напротив решетки так, чтобы смотреть Гарри в глаза, — а вот ты хочешь пить. Знаю, — в его голосе послышалась неподдельная горечь. Малфой протянул руку. Бутылка с водой.

— Хочешь меня отравить, чтобы не мучился? — фыркнул Гарри.

— Нет, — тихо ответил Малфой и вдруг прибавил, — я этого не делал, Поттер.

— Не делал чего? — спросил Гарри, залпом выпивая всю воду. Иногда вода становится самым вкусным, что только можно попробовать на земле.

— Я не… а впрочем. Не важно. Ты не поймешь, — Драко вздохнул и поднялся на ноги.

— Малфой, — окликнул его Гарри, — церемония состоялась?

— Тебя это интересует? — удивился Малфой.

— Нет, конечно. Хотя, да. Интересует. Как далеко ты готов зайти, поклоняясь красноглазому ублюдку.

Малфой промолчал и никак не среагировал на оскорбление Лорда. Он молча усмехнулся уголком губ и посмотрел Гарри в глаза. Гарри смотрел на него и не узнавал привычного Малфоя. Этот Драко был другим. Словно разом повзрослел. В его глазах читалась глубокая тоска и усталость. Он вдруг протянул руку и прикоснулся к щеке Гарри. Тот дернулся, но не успел отшатнуться и ощутил прикосновение холодных, будто каменных пальцев.

— Идиот, да? — прошептал Гарри, чувствуя абсолютную пустоту внутри.

— Да, идиот, — ответил Драко и улыбнулся, — ты хорошо владеешь окклюменцией, Поттер? прошептал он вдруг, наклонившись к самой решетке так близко и резко, что Гарри ощутил его дыхание на своих губах. Он отстранился, и Драко вдруг рассмеялся.

— Я думаю, Северус тебя научил, — серьезно сказал он, — мне бы хотелось так думать.


* * *

На следующий день Драко появился только к вечеру. Гарри обладал хорошей выдержкой, он привык к долгому времяпровождению в чулане Дурслей и поэтому переносил заточение без истерик. Больше всего Гарри боялся не темноты и даже не одиночества, а того, что про него просто забудут. Там, наверху, начнется война, Волдеморт поведет Пожирателей в бой, а про него, Гарри Поттера, он просто забудет и оставить гнить в этом подвале навсегда. Конечно, Гарри найдут друзья, но вот насколько быстро это произойдет… Глупо так думать, Гарри это прекрасно понимал. Волдеморт про него вспомнит, как и обещал, на Самайн. Откроет Ящик Пандоры и… А дальше уже не хотелось ни о чем думать. Если он, Гарри Поттер, станет сквибом, то кто тогда одолеет Темного Лорда? Кто подарит спасение всем магам волшебного мира?

Не то, чтобы Гарри ощущал себя героем или кем-то важным, просто он осознавал и принимал тот факт, что пророчество указало именно на него, как на единственного способного одолеть Волдеморта. И значит, он должен это сделать. Но все равно непонятный детский страх заставлял съеживаться и нервно выдыхать в темноте.

Когда на пороге, в полосе яркого, режущего глаза света снова появился младший Малфой, то Гарри внезапно ощутил облегчение. Про него не забыли. Он кому-то нужен. Пусть даже это мерзкий предатель Малфой.

— Поттер, — тихо позвал Драко, подойдя вплотную к решетке, — я тебе поесть принес.

Гарри даже улыбнулся. Малфой ему поесть принес, надо же. Сначала заманил в ловушку, сыграв на его искренних чувствах и желании помочь, а теперь он принес ему поесть. Как реагировать на это Гарри не понимал, но и злости к Малфою, тем не менее, не испытывал.

— Спасибо, — сдержанно сказал Гарри. Если планируешь сражаться с Темным Лордом — глупо отказываться от пищи, из чьих бы рук она не была.

— Какое число? — спросил Гарри, с наслаждением пережевывая мягкий белый хлеб.

— Один день до Самайна, — прошептал Малфой так обреченно, будто это его, а не Гарри отдадут на заклание проклятому Ящику.

— Снейп врал, да? — вдруг спросил Гарри, пытаясь уловить выражение глаз Малфоя, но тот старательно прятал взгляд, то под отросшими светлыми прядями, то просто отвернувшись.

Малфой глубоко вздохнул. У Гарри не было никакого сомнения в том, что он понял его и уточнений не потребуется.

— Не совсем, — наконец, произнес Драко, — Ящик и правда нацелился на меня сначала. Ты действительно меня спас, и я даже могу сказать спасибо. Но вот то, что он выбирает для себя кого-то одного… чушь, конечно. Кто попадет в радиус действия артефакта, под его прямую волну — того и зацепит. Мы с Северусом долго изучали эту шкатулку. Он бы уверен, что ты меня спасешь, а мне было страшно рисковать своей магией, подставляясь под Ящик Пандоры. Но я справился, — Малфой произнес это с нескрываемой гордостью, а Гарри почувствовал невыносимую горечь в груди. Профессор Снейп никогда не был ему близким человеком, но его предательство почему-то воспринималось очень болезненно.

— Зачем ты мне все это говоришь? — глухо спросил Гарри, опускаясь на холодный пол, пряча лицо в коленях.

— Я не знаю, — тихо ответил Малфой, — вернее, я-то знаю, но… Повелитель сильный легеллимент, Поттер, — тоскливо добавил он. И вдруг снова быстро, порывисто протянул руку сквозь решетку, приподнимая Гарри за подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза.

— Все будет хорошо, — прошептал он одними губами. — И… запомни. Просто запомни одно слово. Акотэс. И все будет хорошо.

Гарри отвернулся и промолчал.

Куда уж лучше.


* * *

К вечеру накануне Самайна Гарри почувствовал, что совсем вымерз. Школьная мантия и джемпер, казалось, абсолютно не согревали. Гарри хотелось побыстрее уснуть, желательно навсегда, только, чтобы не чувствовать этот пробирающий до самых костей холод.

На этот раз Малфой пришел за ним не один. За его спиной маячили Пожиратели в капюшонах, но Гарри не мог рассмотреть их лиц.

— Руки, — сказал Драко отчужденно, и Гарри послушно протянул руки, равнодушно смотря, как на запястьях вспыхивают голубоватым светом магические наручники.

— Выходи, — ключи чуть лязгнули в замке, дверь открылась, выпуская Гарри наружу. Его повели конвоем молчаливой и какой-то даже торжественной процессии. Один впереди, двое по бокам и один сзади. Тот, который шел справа, оказался Малфоем. Он не смотрел в сторону Гарри, шел выпрямившись, глядя прямо перед собой.

Внезапно Гарри ощутил прикосновение холодных пальцев и повернул голову, вопросительно глядя на своего конвоира. Драко не повернулся. В ладонь Гарри ткнулась теплая и знакомая на ощупь ручка его палочки. По телу моментально разлилось тепло, в голову ударила жаркая волна. Драко помогал ему. Гарри старался не думать о том, зачем Малфой вернул его палочку, он понял, что судьба дает ему шанс, и им надо обязательно воспользоваться. Палочка скользнула в карман, Гарри с благодарностью сжал ледяные пальцы Драко, словно пытаясь отдать им толику своего тепла.

Ни тени эмоций на лице.

Пожиратели привели пленника в гостиную, где их уже ожидал Темный Лорд и его приспешники.

— Приветствую тебя, друг мой, — Лорд довольно оскалился и развел руки в стороны, видимо, демонстрируя дружеские объятия.

Гарри не ответил, он сжимал палочку в кармане и думал, успеет ли добраться до заветной шкатулки в центре зала и направить ее на Волдеморта. Очевидно, потом он умрет — Пожиратели не оставят от него ничего. Но сначала он попытается обезвредить Волдеморта.

Пытаться лупить Авадой — бесполезно. Во-первых, не факт, что вообще получится — Гарри никогда этого не делал раньше и, конечно, Пожиратели не позволят смертоносному лучу достичь своей цели. Поэтому единственный выход — добраться до шкатулки и попытаться как-то воздействовать на Лорда с ее помощью. Если бы только у него была поддержка, если бы ему хоть кто-нибудь помог…

Внезапно послышался приглушенный грохот вдалеке, будто где-то кинули Бомбардой.

— Защита! — крикнул кто-то, вбегая в зал, — сюда кто-то пытается проникнуть!

— Мы успеем, — прошипел Волдеморт. — Мальчишку в центр зала, быстро!

Снова грохот.

Пожалуйста…. Дамблдор… Рон… Гермиона… Ремус… Нимфадора… Артур… Фред и Джордж.. ну хоть кто-нибудь… пожалуйста… Мне надо совсем немного времени… совсем чуть-чуть…

Бой часов показался Гарри неестественно гулким, вокруг повисла вязкая ватная тишина. Все замерли, заключая Гарри в круг.

Волдеморт с торжествующим видом открыл Ящик Пандоры, и Гарри понял, что кем бы ни был тот, кто пытался проникнуть сюда извне — он не успел.

Гарри снова услышал музыку. Мягкую и очень громкую. Все отошло на второй план, ничего, казалось, нет, кроме вот этой напевной и печальной мелодии. Музыка напоминала ему о родителях и Сириусе, о Седрике и всех тех, кто погиб еще до начала этой войны. Не было ничего важнее этих чарующих звуков и мягкого, теплого света, манящего к себе.

— Поттер! — крикнул кто-то сбоку, отталкивая его в сторону, заставляя очнуться от морока.

Акотэс…

— Не сметь! — крикнул Волдеморт, и Гарри, выхватил палочку, замечая, что по крайней мере двое из Пожирателей на его стороне.

Акотэс…

— Акотэс! — выкрикнул Гарри, чувствуя энергию шкатулки, направляя ее в сторону Темного Лорда.

Ворвавшиеся в зал волшебники схлестнулись с Пожирателями, сминая их, заставляя отступать из центра. А Ящик Пандоры нашел себе новую жертву.

Что видел Том Риддл, приближаясь к нему? Какую музыку слышала его истерзанная душа? Кого вспоминал он, когда уходил к белому теплому свету?

Ящик Пандоры, древнейший артефакт, созданный лишать волшебников силы, сеющий ужас и страх среди магов уже не одно столетие подряд, наконец, нашел свою силу.

Волдеморт, скорчившись, лежал рядом с Ящиком, в нем что-то неуловимо менялось, и Гарри с ужасом понял, что перед ним человек. Молодой и красивый, тот самый, которого он видел в Тайной Комнате несколько лет назад. Не Волдеморт. Том Риддл. Холодные, злые черты его лица постепенно смягчились, он улыбнулся, смотря куда-то сквозь пространство и время, и закрыл глаза, будто уснув.

Гарри оглянулся. Он увидел и Нимфадору, и Дамблдора, и Снейпа, сражающегося бок о бок с Люпином. И еще много незнакомых волшебников, что пришли к нему на помощь в эту ночь.

Внезапно Гарри ощутил сильную слабость. Его ноги подогнулись, и он опустился на колени, услышав музыку из Ящика Пандоры. Он продолжал его звать. Никто не смотрел на Гарри. Все были заняты битвой, Пожиратели сражались не на жизнь, а на смерть.

Гарри завороженно смотрел на шкатулку. Нет, он не видел родителей или Сириуса. Он видел мрачный старый дом, какую-то женщину и неизвестных людей, которые не пробуждали в нем никаких эмоций.

Он наклонился к Ящику, почувствовав внезапную слабость, когда услышал знакомый голос рядом, который прошептал чуть слышно:

— Акотэс… — направляя свет из шкатулки на себя. Последнее, что увидел Гарри, прежде чем потерять сознание, были светло-серые глаза и холодные пальцы на щеке. Близко.

И невозможно далеко.


* * *

Первым, что бросилось Гарри в глаза, когда он очнулся, был белый потолок отделения больницы Св. Мунго. Он лежал на кровати в небольшом помещении с широким окном практически во всю стену. Из-под темно-синей шторы пробивался яркий солнечный свет, и первая мысль, пришедшая на ум Гарри, была почему-то именно о солнце и тепле.

Белая, как и все здесь вокруг, дверь распахнулась, впуская Дамблдора, который открыто и приветливо улыбнулся. Гарри же ответил вымученной улыбкой, он чувствовал себя не очень хорошо и почти не помнил, что с ним произошло.

— Ты, наверное, хочешь спросить, что стряслось с тобой? — Дамблдор уселся на стул рядом с кроватью и многозначительно покивал головой каким-то своим, никому неведомым мыслям. Гарри кивнул и еще раз улыбнулся. Присутствие Дамблдора успокаивало.

— Ты победил, мальчик мой. Ты одолел Волдеморта, подарил нам свободу. И мы обошлись малыми потерями.

— Потерями?.. — переспросил Гарри, вспоминая, что на тот момент, как он потерял сознание — битва только начиналась.

— Да. Но об этом после.

— Что произошло со мной?.. Почему Ящик стал забирать мои силы? — Гарри вспомнил опустошение, потерю силы и чувство абсолютной беспомощности.

— Ты произнес древнее заклинание Акотэс, что означает — не знающий покоя. Этим ты направил Силы Ящика Пандоры на Волдеморта.

— Но я не видел Волдеморта, — прошептал Гарри, — я видел Тома Риддла. Там, рядом с Ящиком…

— Да, конечно. Артефакт обнажил его сущность. Уничтожил. Потому что Волдеморта и Тома уже давно нет в живых. Он лишил Темного Лорда магии, а без магии — Том мертв. Так получилось, что магия твоей матери спасла тебя в ту ночь, но темный осколок прочно засел в тебе, мой мальчик, и ты стал частью Волдеморта, его продолжением. Именно поэтому только ты мог уничтожить Темного Лорда. Именно поэтому Ящик Пандоры позвал тебя и стал забирать твои силы.

— Я теперь сквиб? — спросил Гарри равнодушно. Честно говоря, это его не сильно волновало, гораздо больше он боялся услышать в списке «малых потерь» знакомые имена.

— Нет, — мягко ответил Дамблдор, — нет. Заклинание было вовремя перенаправлено. Понимаешь, его нельзя было отменить. Только перенаправить. Тебя спасли, с тобой все нормально, магия постепенно возвращается. Той темной части от Темного Лорда больше нет.

— Малфой… — прошептал Гарри, вспоминая, кто именно спас его.

— Драко? Да. Драко был нашим… ммм как бы это правильней сказать… шпионом? Они с Северусом изучали Ящик, искали пути уничтожения Волдеморта, способы помочь тебе подобраться к нему.

— Так это все был способ подобраться к нему?! — выкрикнул Гарри, — предательство, унижение, решетки... Все это было способом поместить меня туда, где я смог бы убить Волдеморта?

— Не так грубо… — покачал головой Дамблдор, — не совсем. Драко получил задание от Темного Лорда найти артефакт и привести тебя. Ящик Пандоры может не только забирать силу. Но и отдавать. Правда, это слишком опасно и во время ритуала можно погибнуть, но Волдеморт этого не боялся, ведь он и так уже был мертв. Он хотел силы. Власти. Не просто уничтожить тебя, как того единственного, кто мог встать у него на пути, а забрать твою силу. Но он просчитался. Забирая твою силу, он лишился бы и своей: слишком тесно вы были связаны.

— То есть… я должен был лишится магии по вашему плану?...

— Если понадобится, — ответил Дамблдор, — но мы надеялись, что до этого не дойдет. Северус тщательно прикрывал тебя, Драко должен был найти способ вернуть тебе палочку и передать заклинание направления.

Гарри прикрыл глаза, чувствуя сильную усталость. Пустота давила на него, грозила расплющить, превратить в серое ничто. Хотелось раствориться, не видеть и не слышать. Его повели на закланье. Просто повели на закланье во имя спасения мира. А потом бы долго лечили и разводили руками, вздыхая, что война отбирает все. Но не все пошло так, как рассчитал Дамблдор. Или?...

— Вы знали?.. — вдруг выдохнул Гарри, — вы знали, что Драко меня спасет?

Дамблдор ничего не ответил, внимательно смотря Гарри в глаза. Потом коротко кивнул.

— Он не мог иначе, — сказал Дамблдор, — ему слишком долго приходилось быть тем, кем он не являлся на самом деле. Мальчик был очень издерган постоянной необходимостью делать выбор. Хорошо, что с ним рядом оказался Северус и вовремя привел его ко мне. Он бы спас тебя в любом случае. Я и не сомневался.

— Где он сейчас? — сдавленно спросил Гарри.

— Исчез из волшебного мира. Фамилия Малфой нынче не очень популярна, знаешь ли. Нарцисса Малфой погибла во время последней битвы. Люциус Малфой заключен в Азкабан. А Драко Малфой пожелал, чтобы его объявили мертвым.

— Но он жив, — кивнул Гарри, решительно отбрасывая в сторону больничное одеяло.

— Да, жив.

— Мне надо его найти.

— Я не могу тебе ничем помочь, — развел руками Дамблдор, — но и препятствовать не буду.

— За что вы так с ним?.. — тихо спросил Гарри, представляя, что значит для честолюбивого Малфоя потерять магию и стать сквибом. Маглом. И все из-за него, из-за Гарри.

— Это был выбор, мой мальчик. Или он или ты. Но не я его делал.


* * *

Здесь было мрачно. Мрачные шторы на окнах. Тяжелые запахи готовящихся зелий. Мастер Зелий не любил гостей, поэтому даже не потрудился открыть дверь непрошеному визитеру.

— Профессор? — спросил Гарри, заглядывая в комнату, пропахшую сигаретами, зельями и чем-то еще непонятно-горьким.

Снейп сидел около открытого окна и курил.

— Поттер? — рассеянно спросил он, — зачем вы пришли?

— Спросить.

— Спрашивайте, — Снейп сделал глубокую затяжку и даже не повернул головы в сторону Гарри.

Глубокий вздох. Собраться с мыслями. Еще раз глубоко вздохнуть.

— Где сейчас Драко Малфой?

Ответ незамедлительный и беспощадно простой:

— Умер.

— Нет.

— Нет. Но для всех умер. Идите, Поттер, вам все равно не понять.

— Профессор, — Гарри тихо сел рядом, взял сухую горячую ладонь и чуть сжал, — ведь не все же потеряно, правда? Позвольте мне просто найти его.

— Зачем вам это нужно, Поттер? — спросил Снейп, — совесть замучила? Ночами спать не дает? У него все нормально, спите спокойно.

— Не в этом дело, — прошептал Гарри, — я… помогите мне, профессор… пожалуйста… нельзя же так. Вы же спасли меня, и он спас. Вы же для чего-то меня спасали, правда? Я долго думал, прежде чем прийти к вам. Вы были рядом с ним, так?

— Драко Малфой мертв.

— Пожалуйста, профессор, — глаза в глаза.

— Драко Малфой мертв, — усталый голос, лишенный эмоций, — но в одном из лондонских магловских кварталов с некоторых пор проживает Дерек Блэк… Возможно, он сможет вам помочь.


* * *

Три месяца спустя.

Звонок в дверь, торопливый, настойчивый — придется идти открывать.

Он уже не мнется на пороге, залетает внутрь их небольшого дома, и кидает пакет с покупками прямо на диван. Идиот. Нельзя же кидать уличный пакет на диван. Но раздражения нет — почему-то это вызывает лишь идиотскую улыбку.

Привычное «привет!», брошенное по пути в ванную. Возня и пушистое полотенце в руках. Снова кинет куда-нибудь, где полотенцу совсем не место.

А дальше ужин, исподтишка разогретый магией. Боится показывать, что пользуется палочкой, думает, что это может обидеть. Какие уж тут обиды, когда вся жизнь — дерьмо.

Но сегодня все немного по-другому.

— Я был у Снейпа.

— Старина Северус еще не утопился в своем котле?

— Не язви. Он говорит, что знает, как провести ритуал восстановления, если ты согласишься.

— Издеваешься? Соглашусь.

— Это может стоить тебе жизни. Поэтому еще вопрос — соглашусь ли я на это.

— Не думаю, что буду тебя спрашивать.

Напряженная тишина. Такая плотная, что кажется, ее можно резать ножом.

— Эй… Драко… слышишь? — теплые пальцы на щеке.

— Слышу, — и голос совсем не дрогнул. Нет, нет. Показалось.

— Мы проведем ритуал.

— А если…

— Нет. Я этого не допущу. Верь мне.

За окном начинается дождь. А здесь тепло. Здесь теплые ладони и зеленые глаза, в которых не жалость, а понимание и злость. Злость на все то, что с ними произошло. На то, что все могло бы быть по-другому. И вот за эту злость можно простить все. Злиться можно вместе.

Как надеяться.

Или любить.

URL
Комментарии
2012-12-07 в 00:32 

Дейдра-и-дети
боггарт читателя - незаконченный текст
Прочитала. Спасибо.

   

Здесь живет Лиса

главная